Во-первых, в годы гражданской войны материальные ценности страны просто уничтожались. Воронежская губерния, поскольку находилась в зоне военных действий, не являлась в этом смысле исключением. Крупнейшие металлопромышленные предприятия Воронежской губернии не только были подвержены погромам, но отрезаны от запасов сырья. Промышленное производство губернии постоянно сокращалось. Если в 1918 году прекратили работу 228 промышленных предприятий, то в 1919 году остановились ещё 606, что составляло 49% общего числа предприятий губернии. Особенно тяжело на развитии народного хозяйства края сказывалось закрытие наиболее крупных национализированных заводов и фабрик, а также выход из строя Юго-Восточной железной дороги. Разрушение промышленного производства в целом привело к резкому сокращению объёма валовой промышленной продукции. В конце гражданской войны он находился в пределах Центрального Черноземья, куда входила и Воронежская губерния, на уровне не выше 15% по отношению к 1913 году. К этому надо добавить, что уже с 1914 года промышленность была ориентирована на военные нужды. Разорялось в эти годы и сельское хозяйство, составлявшее основную часть экономики Воронежской губернии. Особенно отрицательно на развитии сельскохозяйственного производства Воронежской губернии сказывался угон лошадей и других видов скота. Сокращение числа лошадей более чем на 30% по отношению к 1916 году привело к значительному уменьшению посевных площадей, прежде всего озимой пшеницы, ржи, свеклы. Главнейшим питательным продуктом как в городе, так и в деревне в это время стало просо (пшено). В годы гражданской войны сельское хозяйство практически не пополнялось новыми орудиями труда. Сохи и бороны являлись основным подспорьем крестьянина на пашне. Результатом низкого уровня развития производительных сил сельского хозяйства, сокращения посевных площадей и численности рабочего скота стало резкое падение общего объёма сельскохозяйственной продукции. В 1920 году общая продукция сельского хозяйства Центрального Черноземья составляла меньше половины уровня 1913 года.

Вторым важнейшим фактором, под влиянием которого развивалось народное хозяйство страны, в том числе и Воронежской губернии, являлась внутренняя политика государства. Начиная с лета 1918 года, она стала меняться в сторону жестко регламентированного экономического режима. Возникшие первоначально формы и методы построения социализма, основанные на демократических принципах, попадали в сферу деятельности централизованных и даже милитаризованных органов управления - возникла административно-приказная система. Чрезвычайные, временно создаваемые в условиях войны местные органы приобретали характер централизованных учреждений, в которых не оставалось места для демократии. Попробуем рассмотреть это на примере деятельности продовольственных отрядов и комбедов - предвестников и современников политики «военного коммунизма».

Продовольственные отряды и комитеты бедноты появились в результате чрезвычайно тяжелого положения в стране с хлебом и введения в мае 1918 года продовольственной диктатуры. Продовольственные реквизиционные отряды составили «продовольственную армию», бойцы которой должны были действовать на территории хлебных губерний. Летом 1918 года, в результате отторжения Северного Кавказа, Западной Сибири и почти всей Украины, такими губерниями были Вятская, Курская, Тамбовская и Воронежская. В Воронежской губернии в 1918 году насчитывалось 87 продовольственных отрядов, в которых было 4 120 человек. Комитеты бедноты должны были обеспечить поддержку, и прежде всего политическую, продовольственным отрядам. В Воронежской губернии первые волостные и сельские комитеты бедноты были созданы в июле - августе 1918 года и просуществовали до декабря 1918 - января 1919 года в северных уездах губернии и до апреля - мая 1919 года - в южных уездах, после чего были ликвидированы.

Первоначальная задача продотрядов и комбедов заключалась в строжайшем учёте и мобилизации всех излишков продовольствия для удовлетворения нужд фронта и голодающих районов. Нужно сказать, что эту задачу продовольственные отряды и комитеты бедноты выполнили. Например, в мае 1918 года труженики Воронежской губернии отправили только в Петроград 140 000 пудов хлеба. В июне 1918 года вагон пшеницы из Воронежской губернии получили больные, голодные дети Рязани. К августу 1918 года Воронежская губерния поставила всего голодающим губерниям и Красной Армии 3 200 000 пудов хлеба. Помимо хлеба, с августа 1918 по март 1919 года из Воронежской губернии было вывезено более 2 500 вагонов овощей и мяса. Ясно, что без подобной помощи Республика Советов не смогла бы выжить в то время.

Вместе с тем командно-приказная система, частью которой были продотряды и комбеды, не могла не сыграть отрицательной роли. Начав с учёта и распределения излишков продовольствия, комитеты бедноты очень скоро забрали в свои руки всю полноту власти в деревне, подменив собой Советы. Дело дошло до того, что комбеды стали брать под строгий учёт хозяйственное имущество всего деревенского населения, не исключая середняков и даже бедняков. Так, например, в Коротоякском уезде Воронежской губернии волостные и сельские комбеды взяли на учёт все дома, надворные постройки, сельскохозяйственные орудия и инвентарь, скот, птицу, мёд, хлеб, фураж и другие продукты. Без разрешения комитетов покупка и продажа запрещались. Комбеды ликвидировали свободную частную торговлю, держали в своих руках все сельскохозяйственные предприятия - мельницы, крупорушки, маслобойные заводы и так далее. Положение комбедов как учреждений, которые контролируют экономическую, политическую и даже военную и культурную жизнь сельского населения, ещё более укрепилось с введением в январе 1919 года продразверстки. Правда, к этому времени многие комбеды из-за допущенных перегибов были уже закрыты. Но война продолжалась, продовольственная политика партии и государства не изменялась. А комбеды зачастую лишь переименовывались в Советы, не меняя своей деятельности по существу.

Кроме продовольственных отрядов и комитетов бедноты на территории Воронежской губернии существовали и другие чрезвычайные органы власти. Например, военно-революционные комитеты (ВРК). Задуманные первоначально как временные органы управления, военно-революционные комитеты в отдельных уездах просуществовали довольно долго. Так, в Острогожске и Острогожском уезде военно-революционный комитет существовал не только в 1917 году, но и в 1918 году, и в 1919 году. В критические моменты власть в городе и уезде полностью находилась в руках военно-революционного комитета. Так было, например, в ноябре 1918 года, когда Острогожск был объявлен на военном положении в связи с вторжением в пределы губернии войск Краснова. Так было в марте 1919 года, когда в Острогожске вспыхнул мятеж правых эсеров и анархистов. Так было в мае 1919 года, когда в пределы Воронежской губернии вторглись отряды Мамонтова и Шкуро. В такие моменты военно-революционный комитет регламентировал не только военно-политическую жизнь в городе и уезде, но и хозяйственную, трудовую, финансовую.

Таким образом, народное хозяйство Воронежской губернии в годы гражданской войны переживало сложный период. Нельзя сказать, что крестьянство Воронежской губернии относилось пассивно к хозяйственным разрушениям. В ответ на белогвардейские погромы труженики воронежских деревень вступали в отряды Красной Армии, снабжали её лошадьми, фуражом, продовольствием. В ответ на перегибы со стороны Советской власти крестьяне проявляли также недовольство. Особенно крупные крестьянские выступления наблюдались в 1918-1919 годах в Бобровском уезде, Задонском уезде, Коротоякском уезде, Павловском уезде и Усманском уезде. Более мелкие выступления фактически были повсеместно. И всё же, пока шла война, крестьяне в основном с пониманием относились к положению дел в стране, мирились и с продовольственными отрядами, и с комитетами бедноты, и с политикой «военного коммунизма».

Но проходило время. Были разбиты Краснов, Деникин, Мамонтов, Шкуро. Наступала пора мирного хозяйственного строительства. Однако административно-командная система управления, начавшая создаваться в годы гражданской войны, не сумела гибко отреагировать на изменение обстановки. Директивы о продразверстке продолжали поступать. Недовольство народа хозяйственной политикой партии и государства привело в 1920 году к массовым крестьянским восстаниям, охватившим Центральное Черноземье, и прежде всего Тамбовскую и Воронежскую губернии.