В Воронежской области, по данным Валентина Андреевича Прохорова, их насчитывалось на середину 1970-х годов около 50. Название пришло в разговорный язык, скорее всего, с севера, так как в северной лесной местности возникновение деревни связано было со староверческими скитами и другими поселениями на севере России, когда люди селились на вырубленных полянах, а все постройки сооружались из дерева.

С начала XVIII века помещики покупали у государства, а иногда просто присваивали небольшие, свободные земельные участки, чаще всего земли однодворцев, селили на них крепостных крестьян, переведённых из других владений или купленных у разорившегося помещика. Во время генерального межевания земель в последней четверти XVIII века подобные захваты были узаконены. Именно в это время появилось в Воронежской губернии много небольших крепостных деревень. Например, Абрамовка ныне Верхнехавского муниципального района (1780), Бабино ныне Терновского муниципального района (1762), Бегичево ныне Эртильского муниципального района (1770-1780), Белая Деревня ныне посёлок Павловского района (1797) и другие.

В отличие от села в деревне, как правило, не было церкви. По церковному приходу они относились к близлежащим сёлам. В районах Воронежской области с преобладающим украинским населением (Богучарский муниципальный район, Острогожский муниципальный район, Ольховатский муниципальный район и другие) поселения типа деревни называются преимущественно хуторами (на 2008 год в Воронежской области их было 393).